Новый диплом Клуба Нижегородских Радиолюбителей

Так или иначе, но каждого радиолюбителя в той или иной степени можно по праву назвать кулибиным, поскольку наше многогранное хобби объединяет множество различных людей по всему миру, которым постоянно в своей радиолюбительской (да и не только) деятельности приходится что-то изобретать, разрабатывать, придумывать, совершенствовать, конструировать, паять… Кроме того, Иван Петрович Кулибин является одним из самых знаменитых нижегородцев. Поэтому Клубом было принято решение о выпуске нового диплома — «Иван Кулибин». С условиями можно ознакомиться на странице Наши Дипломы.

С самого детства Иван Кулибин интересовался принципами работы различных механизмов, пробовал вырезать из дерева первые шестеренки, а также готов был часами заворожено наблюдать за бегом шестерёнок на водяных мельницах. Неизгладимое впечатление на Ивана произвели часы, которые он впервые увидел на колокольне Строгановской церкви.

С этого момента ум Ивана буквально захватили хитроумные устройства, показывающие точное время. Поэтому, когда в доме соседа, купца Микулина, появились шварцвальдские настенные часы с кукушкой, Иван уговорил владельца и разобрал механизм. После чего собрал копию, которая, к сожалению, не завелась — первый блин вышел комом. Нужны были специальные инструменты, которых в Нижнем Новгороде никогда не было.
Выручил московский мастер Лобков, с которым случайно познакомился Иван. Он и обучил пытливого юношу азам ремесла и за небольшую цену продал инструменты — сверла, зубила, старый токарный станок и резальную машину. «После сего купил старые карманные часы, — писал Кулибин в автобиографии, — начал их разбирать и опять собирать и то делал многократно… С того времени начал брать, которые немножко повреждены, часы стенные и карманные в починку… и от того имел пропитание».
Однако, по настоящему Иван прославился на всю округу после того, как смог починить дорогие часы с музыкой и боем, которые принадлежали тогдашнему Нижегородскому губернатору Аршеневскому Илье Яковлевичу.

После этого Иван Петрович решил собрать часы собственной конструкции для самой императрицы Екатерины II. И 1 апреля 1769 года шедевр часового искусства, плод пятилетней работы был представлен императрице. Часы величиной с утиное яйцо были заключены в затейливую золотую оправу. Их механизм состоял из 427 частей.

Каждые пятнадцать минут часы отбивали время, причем процесс сопровождался музыкой. Но главным «ноу-хау» Кулибина был миниатюрный театр, вмонтированный в циферблат.

Потрясенная Екатерина II повелела отправить чудесное яйцо в Кунсткамеру (ныне часы хранятся в Эрмитаже). А Иван Кулибин обрел всероссийскую известность и, что было для него несравненно важнее, возможность свободно заниматься любимым делом. Волжского самородка императрица назначила механиком и руководителем мастерских российской Академии наук, где он прослужил больше 30 лет. При зачислении Кулибин испросил для себя лишь единственную льготу — во второй половине дня заниматься собственным изобретательством.
Преображалось буквально всё, на что падал взгляд Ивана Петровича. Неудобные наплавные мосты через Неву, по которым приходилось ежедневно ходить, натолкнули изобретателя на мысль спроектировать однопролетный деревянный мост длинной 298м в виде арки. Испытания модели (пропорция — 1/10) во дворе Академии стали триумфом изобретателя. «На ней печать гения», — писал о модели Кулибина знаменитый русский инженер-мостостроитель Дмитрий Иванович Журавский. Ивана Петровича Кулибина пожаловали особой золотой медалью с портретом императрицы, дающей право входа на дворцовые торжества вместе со штаб-офицерами.

Однако, не всё было так легко и просто в жизни гения. Модель уникального моста простояла в академическом дворе 17 лет. Таким же «несвоевременным» признало правительство и проект, не имевший равных по масштабам, смелости и оригинальности, — металлический мост с тремя пролетами через Неву, предложенный Кулибиным уже на закате жизни.
Конструкция Ивана Петровича Кулибина — «Водоход» (речное судно с вододействующим двигателем, которое «шло противу воды, помощью той же воды, без всяко посторонней силы»), официально признанная «обещающим великие выгоды государству», была за 200 рублей продана с публичных торгов на слом.
На постройку «дальнеизвещающей машины», оптического телеграфа, вызвавшего фурор среди специалистов, в Академии наук «не нашлось» денег. И после демонстрации это изобретение было сдано в Кунсткамеру.

Попытка конструктора наладить серийный выпуск планетных часов на Купавинской часовой фабрике тоже не нашла поддержки руководства России.
И даже восторженный отзыв известного хирурга Ивана Фёдоровича Буша о созданных Кулибиным «механических ногах», чудо-протезах, не помог внедрить протезы в практику. К слову, протез конструкции Ивана Петровича Кулибина носил офицер Сергей Васильевич Непейцын, потерявший ногу при штурме Очакова в 1788 году, а за службу в Отечественную войну 1812 года удостоенный военного ордена Св.Георгия IV класса и Золотой шпаги с надписью «За храбрость».
Техническим чудом называли созданный Кулибиным в 1779 году «зеркальный фонарь» — предшественник прожектора с параболическим отражателем из мельчайших зеркал, дающий при слабом источнике мощный свет.

В январе 1787 года Иван Петрович подал прошение об освобождении от руководства академическими мастерскими. За Кулибиным сохранили казенную квартиру и половинное жалованье (300 рублей). Вполне хватило бы на размеренное, пусть и небогатое существование. Но как прожить без любимого дела, которое и есть сама жизнь!
Конечно, императрица пообещала финансовую поддержку Кулибину, однако, слово своё не сдержала. А изобретения требовали постоянных вложений, ведь материалы и инструменты стоили денег. В итоге, после ряда жизненных перипетий, в 1801 году Иван Петрович Кулибин вернулся в Нижний Новгород и с головой ушел в работу по совершенствованию самоходных судов. Деньги на свою деятельность ему кое-как удалось раздобыть, но их уже не хватало катастрофически. Смерть второй жены, пожар 1813 года, уничтоживший 2 дома Кулибина, откуда изобретателю удалось спасти лишь несколько чертежей, также внесли изменения в жизнь изобретателя.
Выдающийся Мастер и Великий Изобретатель, почти всеми забытый, умер 30 июня 1818 года. Горькая ирония судьбы: чтобы похоронить гениального часового конструктора, пришлось продать едва ли не последнюю в доме ценность — настенные часы.

Современники Ивана Петровича Кулибина вспоминали, что выдающийся полководец Александр Васильевич Суворов, увидев великого изобретателя Кулибина на другом конце залы, стал отвешивать ему поклоны со словами: «Вашей милости!», «Вашей чести!», «Вашей премудрости мое почтение!».

Владислав Михайлович Глинка, литератор и ученый, выдающийся знаток русской культуры XVIII–XIX столетий, в своей книге «Повесть о Сергее Непейцыне» пишет:»- Великий Леонард Эйлер — был такой математик, на весь свет прославленный, — и тот любой расчет Кулибина без проверки подписывал. А Иван-то Петрович ничему не учен, кроме грамоты у дьячка по часослову да арифметики у отца своего, купчишки мелкого в Нижнем Новгороде. Чудо? Истинно так! Для академии он физические, оптические, астрономические приборы изготовляет, для двора — фейерверки сочиняет и пущает, а для души своей и пользы человеков — сеялки, фонари зеркальные, мосты одноарочные, часы, суда самоходные и еще сто, пожалуй, других предметов изобретает…»
73!

2 комментария

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.